Исполнитель и пособник по делам о краже, грабеже и разбое

Исполнитель преступления – ключевая фигура соучастия. Пособник, наряду с организатором и подстрекателем, выполняет при совершении преступления вспомогательную, второстепенную, функцию. Тем не менее, все чаще действиям пособника придается самостоятельное значение. Недавним примером на законодательном уровне может служить внесение в Уголовный кодекс (далее – УК) ст. 2051 и 2911. Предпосылкой для такого развития уголовного законодательства во многом стала позиция Верховного Суда РФ (далее – ВС), излагаемая им по рассматриваемому вопросу в отношении различных преступлений.

Исполнитель – лицо, полностью или частично выполнившее объективную сторону преступления самостоятельно или посредством других лиц, не подлежащих уголовной ответственности.

Содействие совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, данное заранее обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а также обещание приобрести или сбыть такие предметы образуют пособничество.

 Отметим, что приведенный перечень является закрытым, а следовательно расширительному толкованию и дополнению без внесения соответствующих изменений в УК не подлежит. Обратимся к материалам судебной практики, чтобы проследить, насколько чётко соблюдается данное правило.

Одним из ключевых и наиболее часто обсуждаемых является постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» [1] (далее – Постановление). Именно оно во многом положило начало тенденции размывания границ между действиями исполнителя и пособника.

Согласно п. 10 Постановления исполнителем по делам о краже, грабеже и разбое признается не только лицо, совершавшее непосредственное изъятие имущества, но и другие соучастники, если согласно предварительной договорённости они совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления. Как верно охарактеризовал В.В. Питецкий: «этот вид соисполнительства является «продуктом» судебной практики» [2] и не более. Ранее суды подчеркивали, что «в соответствии с ч. 5 ст. 33 УК РФ поведение пособника лежит за пределами объективной стороны преступления, в котором он соучаствует» [3].

В качестве примеров действий, образующих соисполнительство, ВС приводит вывоз похищенного, взлом дверей, запоров, решеток; наблюдение за окружающей обстановкой с целью недопущения обнаружения совершаемого преступления; а также устранение иных препятствий, связанных с оказанием помощи непосредственным исполнителям. Соответственно главным признаком соисполнительства применительно к групповым хищениям является единство места и времени совершения преступления [4].

Если правильность отнесения действий по взлому дверей и устранению прочих препятствий для доступа к объекту хищения не вызывает сомнений, поскольку является частью объективной стороны, то совсем иначе обстоит дело с другими примерами [5].

Так, ч. 5 ст. 33 УК прямо предусмотрено, что данное заранее обещание скрыть и/или сбыть предметы, добытые преступным путем, охватывается понятием пособничества. Как до принятия Постановления, так и после суды нередко расценивали действия по перевозке именно, как пособничество [6]. При рассмотрении одного из дел суд установил: осенью 1989 года Г., К. и К. предварительно договорились о совершении краж из нежилых домов деревень Устиново, Симоново и Воронцово и Никольской церкви. Указанные лица похищали ценности ночью, складывали их в автомашину Л., который затем перевозил похищенное. В нежилые дома и в церковь, где были совершены кражи, Л. не проникал, в дележе похищенного не участвовал, «таким образом, содействовал их совершению, т.е. явился не исполнителем преступления, а пособником» [7].

Теперь проанализируем действия, связанные с наблюдением за окружающей обстановкой. Первый вариант развития событий: у «сторожа» возникают опасения, что преступление может быть обнаружено, в связи с чем он предпринимает ряд действий, направленных на устранение препятствий. В таком случае указанные деяния будут прямо подпадать под ч. 5 ст. 33 УК. Так, Ч., способствуя совершению преступления, устранил водителя автомобиля, стоящего во дворе дома, который мог стать очевидцем преступления и воспрепятствовать его совершению, а Г., воспользовавшись данным моментом, подбежал к ранее незнакомой Прибытковой и сорвал с ее плеча женскую сумку. Судебная коллегия Кемеровского областного суда, изменяя приговор городского суда, отметила: «Указание суда, что соучастники преступления заранее обговорили разделение ролей, а впоследствии поделили похищенные деньги, не свидетельствует о том, что они оба были непосредственными исполнителями грабежа» [8].

Второй вариант: наблюдатель находится на своём посту, но никаких помех не наблюдается, и исполнитель успешно совершает задуманное. Казалось бы, «наблюдение за окружающей обстановкой» среди предусмотренных законом действий пособника не числится, а соответственно такие действия могут быть расценены как соисполнительство.  Однако в отличие от применения уголовного закона по аналогии, толкование норм не запрещено [9]. Как известно, противоправные деяния могут совершаться путём как активных действий, так и посредством бездействия. Принимая во внимание последнее, поведение наблюдателя во второй ситуации можно рассматривать как предоставление информации, совершаемое в форме бездействия. Отсутствие каких-либо условных сигналов или предупреждений от «сторожа» позволяет исполнителю без каких-либо опасений продолжать совершение преступления. Очевидно, что роль наблюдателя в данном случае второстепенна, а следовательно привлечение такого соучастника к ответственности в качестве исполнителя нарушает принцип справедливости. Разделяют такую позицию и суды различного уровня [10].

Не допустима квалификация действий лиц без ссылки на ч. 5 ст. 33 УК и в тех случаях, когда лицо не просто наблюдает за обстановкой, но и по заранее определённому распределению ролей обеспечивает в дальнейшем помощь в скрытии с места преступления. Данное заранее обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, образуют пособничество, что прямо предусмотрено уголовным законом. И Верховный Суд не наделен правом изменять этот закон. В судебной практике отсутствует единообразие по квалификации подобных действий, что говорит о непринятии судьями сформулированной позиции, несмотря на то, что постановления ВС РФ фактически обязательны для судов всех уровней [11].

Отнесено Верховным Судом РФ к соисполнительству и устранение иных препятствий, связанных с оказанием помощи непосредственным исполнителям. Примером может служить отвлечение потерпевшего для успешного совершения преступного деяния иным соучастником. Тем не менее по данным материалов судебной практики можно сделать вывод о том, что судьи подобные действия рассматривают как пособничество. Так, Ш. увёл из дома потерпевшую, чтобы обеспечить И. возможность беспрепятственного тайного хищения чужого имущества. Суды первой и апелляционной инстанции однозначно расценили такой поступок, как действие, направленное на устранение препятствий, что подпадает под ч. 5 ст. 33 УК [12].

Подводя итог проведенному анализу судебной практики, отметим, что вопреки принятому еще в 2002 году Постановлению суды зачастую продолжают квалифицировать действия обвиняемых, исходя из уголовного закона, а не акта ВС, в котором последний со всей очевидностью превысил свои полномочия, выйдя за пределы допустимого толкования и разъяснений. Направление, по которому последние годы развивается институт соучастия, вызывает все больше критики со стороны научного сообщества. Хочется, чтобы в совокупности данные факторы повлияли на позицию законодателя при принятии им решений о внесении тех или иных изменений в Уголовный кодекс РФ.

Источники:

  1. См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Российская газета. 2003. 18 янв.
  2. Питецкий В.В. В.В. Виды исполнителя преступления // Российская юстиция. 2009. № 5. СПС «КонсультантПлюс».
  3. Обзор Красноярского краевого суда от 08.01.2002 г. «Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда за 2001 год» (извлечение) // СПС «КонсультантПлюс».
  4. См.: Питецкий В.В. Указ. соч.
  5. См., например: Лопашенко Н. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ по хищениям // Законность. № 3. 2003. СПС «КонсультантПлюс»; Бриллиантов А.В., Яни П.С. Применение норм о соучастии: аналогия или толкование? // Законность. 2013. № 6. С. 34; и др.
  6. См., например: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 03.03.1993 г. (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 6; Обзор кассационной практики Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда за апрель–октябрь 2005 года (п. 14) // Судебная практика. № 4 (19); Бюллетень суда Еврейской автономной области за I полугодие 2011 года // Информационный бюллетень судебной практики. № 1. 2011.
  7. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 03.03.1993 г. (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 6.
  8. Справка Кемеровского областного суда от 20.02.2006 № 01-11/19-122 «Справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений, постановленных судами общей юрисдикции Кемеровской области в 2005 году» (п. 2.4. Ошибки при определении вида соучастников преступления) // СПС «КонсультантПлюс». По данному вопросу см. также: Определение Пермского краевого суда от 13.07.2010 по делу № 22-4960 // СПС «КонсультантПлюс».
  9. Подробнее о соотношении аналогии и толкования см., например: Бриллиантов А.В., Яни П.С. Применение норм о соучастии: аналогия или толкование? // Законность. 2013. № 6. 31–36.
  10. См.: например: Определение Верховного Суда РФ от 03.02.2003 № 14-о03-5 // СПС «КонсультантПлюс»; Кассационное определение Верховного Суда РФ от 19.07.2006 № 18-О06-18 // СПС «КонсультантПлюс»; Обзор Костромского областного суда, Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Костромской области от 02.02.2006 «Обзор кассационно-надзорной практики по уголовным делам (вопросы применения уголовного права) за период с 2001 по 2004 гг.» // СПС «КонсультантПлюс»; Приговор Московского областного суда от 08.07.2013; СПС «КонсультантПлюс».
  11. См. например: Иванов Н. Соучастие в правоприменительной практике и доктрине уголовного права // Уголовное право. 2006. № 6. СПС «КонсультантПлюс»; Обзор кассационной практики Верховного суда Республики Коми по уголовным делам за январь 2005 г. // СПС «КонсультантПлюс»; Обзор судебной практики по уголовным делам за первое полугодие 2003 года (подготовлен Пермским областным судом) // СПС «КонсультантПлюс»; Обзор кассационной практики Верховного суда Республики Коми по уголовным делам за март — май 2006 г. // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление президиума Нижегородского областного суда от 22.06.2006 г. // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление Президиума Московского областного суда от 06.06.2012 № 224 по делу № 44-140/12 // СПС «КонсультантПлюс»; Обзор Приморского краевого суда от 2003 г. «Обзор кассационной и надзорной практики по уголовным делам Приморского краевого суда за первое полугодие 2003 года» // Бюллетень судебной практики. 2003. № 2(8); Обзор кассационной практики Верховного суда Республики Коми по уголовным делам за июль 2010 г. // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление Президиума Московского областного суда от 06.06.2012 N 224 по делу № 44-140/12 // СПС «КонсультантПлюс».
  12. См.: Справка Кемеровского областного суда от 18.08.2014 № 05-23/26-508 «Справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений по уголовным делам, постановленных районными (городскими) судами Кемеровской области в первом полугодии 2014 года» // СПС «КонсультантПлюс».

 

Статья подготовлена по редакции нормативных правовых актов, действующей на 08.07.2015 г.

 

Статьи по схожей тематике:

  1. Разграничение ролей исполнителя и пособника: закон и правоприменение.
  2. Исполнитель и пособник: размывание границ (на примере ст. 205.1 и 291.1 УК РФ).
  3. Соисполнитель преступления: вопросы квалификации.
  4. Исполнитель преступления: специфика роли.
  5. Исполнитель преступления в институте соучастия (автореферат диссертации).

Поделиться в социальных сетях:

Добавить комментарий