Количество соисполнителей как признак группы лиц по предварительному сговору

На протяжении длительного периода времени среди учёных и практиков ведутся дискуссии о правильном толковании ч. 2 ст. 35 УК РФ: преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору (ГЛПС), если в нём участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Н. Лопашенко пишет: «Как видно, в ней (ч. 2 ст. 35 УК РФ – прим. автора, Саблиной М.А.) ничего не говорится о том, что соисполнительство в группе лиц по предварительному сговору понимается иначе, чем соисполнительство в простой группе» [1].

Отметим, однако, что в приведенной норме вообще не содержится упоминания соисполнительства. Соответственно, мы не можем строить предположения о том, чего нет. В противном случае имело бы место нарушение одного из главных принципов уголовного закона, закрепленного в ч. 2 ст. 3 УК РФ – запрете применения уголовного закона по аналогии. А именно это и делают судебные органы, применяя к ч. 2 ст. 35 УК РФ положения о количественном составе исполнителей идентичные ч. 1 указанной статьи.

Если мы обратимся к Уголовному кодексу РСФСР 1960 года, то увидим, что ст. 171 предусматривала только две формы соучастия: ГЛПС и организованную группу. Соответственно, попытки многих авторов провести аналогию между ч. 1 и 2 ст. 35, отталкиваясь именно от ч. 1, весьма спорны, поскольку понятие «группа лиц» появилось значительно позднее.

Обратимся к одному из ключевых постановлений Верховного Суда РФ, затрагивающих вопрос квалификации действий лиц, совершивших преступление в соучастии – Постановлению № 29 от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» [2] (далее – Постановление № 29). В п. 8 Постановления № 29 написано, что «если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступление не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору». Получается, что если бы указанные лица непосредственно участвовали в совершении преступления, то ГЛПС имела бы место. Из приведенной цитаты вытекает, что необходимым признаком группы лиц по предварительному сговору является не наличие соисполнителя, а непосредственное участие организатора, подстрекателя или пособника.

Но, возможно, стоит разобраться в том, что понимается под «непосредственным участием». К сожалению, ни в одном источнике права, признаваемом нашей правовой системой, определения этого понятия нет. Отсутствует оно и в тексте Постановления № 29.

Если мы обратимся к ч. 2 ст. 33 УК РФ, то увидим, что непосредственное участие в совершении преступления противопоставляется совершению преступления посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности. Получается, непосредственное в данном случае равняется личному участию. Следовательно, п. 8 Постановления № 29 можно читать следующим образом: ««если организатор, подстрекатель или пособник лично не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершённое группой лиц по предварительному сговору». Тогда по аналогии с предыдущим выводом можно заключить, что если бы данные лица участвовали лично (а не посредством других лиц), то ГЛПС имела бы место.

Судьи, действуя в соответствии с разъяснениями Верховного Суда РФ, каждый раз принимают отдельное решение, считать совершённое действие непосредственным или нет. Так, например, не признается непосредственным участием: дача советов в совершении кражи [3], предоставление средств для взлома помещений [4], перемещение похищенного на личном автомобиле [5], дача указания совершить хищение [6] и т.д. Обеспечение доступа к имуществу, наблюдение за окружающей обстановкой, напротив, расцениваются как непосредственное участие [7].

Более удачная формулировка – не допускающая других вариантов толкования – была использована Верховным Судом РФ в Постановлении № 1 от 27.01.1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» [8]. В п. 10 четко прописано, что «наряду с соисполнителями преступления» в рамках ГЛПС могут принимать участие иные соучастники. Тем самым Верховный Суд не оставил сомнений в том, что для применения квалифицирующего признака ГЛПС прежде всего необходимо наличие двух исполнителей. В Постановлении № 29, принятом три года спустя, такая однозначность отсутствует.

Анализируя Постановление № 29, Н. Иванов отмечает, что указание в п. 10 на то, что «если другие соучастники в непосредственном изъятии имущества в процессе хищения участия не принимали, но своими действиями оказывали содействие в хищении, в частности, посредством вывоза похищенного, исполняя таким образом роль пособника, тогда такие лица оказываются соисполнителями и квалификация содеянного ими не требует ссылки на ст. 33 УК РФ» является парадоксом и противоречит п. 8 [9].

Рассмотрим теперь важность количественного состава соисполнителей в ГЛПС в контексте уголовно-правовых последствий. Ст. 6 УК РФ закрепляет один из важнейших принципов уголовного закона – принцип справедливости. Законодатель определил, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Первые части статей Особенной части Уголовного Кодекс РФ содержат нормы, характеризующие менее опасные составы преступлений, нежели последующие, содержащие квалифицирующие признаки. Смоделируем ситуацию. Лицо, совершившее, например, кражу, в одиночку, без обстоятельств, отягчающих вину, понесет наказание по части первой статьи Особенной части УК РФ.

Теперь рассмотрим другую ситуацию – лицо, заранее обговорив все обстоятельства совершения преступления с организатором, привлекает пособника для совершения задуманного противоправного акта и успешно справляется с тайным хищением чужого имущества.

В соответствии со сложившейся позицией в теории и судебной практике, действия указанных лиц подлежат квалификации по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Два исполнителя, действовавших без предварительного сговора, при совершении кражи несли бы ответственность по п. «а», ч. 2 ст. 158 УК РФ, и действия иных соучастников квалифицировались бы также по п. «а» со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК. Если же имел место предварительный сговор, но соисполнитель отсутствовал, соучастники понесут наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ [10].

Представляется, что такой подход неправильный, поскольку согласованность действий и их предварительное планирование, направленное на совершение преступления, обладает повышенной общественной опасностью, а значит, должно влечь более серьёзные негативные последствия для лиц, совершивших преступление в соучастии [11]. Действующий же сейчас подход нарушает и принцип законности, и принцип равенства всех перед законом, и, наконец, принцип справедливости. Помимо этого без ответа остаётся вопрос, о какой форме соучастия следует говорить, когда преступление по предварительному сговору совершил исполнитель и иной соучастник (наука отвечает – сложной, но какое практическое значение имеет такой ответ?).

Видится два возможных варианта разрешения обсуждаемой проблемы. Во-первых, группу лиц и ГЛПС можно считать независимыми друг от друга понятиями, которых объединяет лишь то, что они являются формами соучастия. Вариант не бесспорный, поскольку одно понятие содержит в себе другое, но всё же имеет право на существование.

Во-вторых, имеет смысл задуматься о правильности законодательного определения группы лиц. Подобное соображение продиктовано также спорами о квалификации действий «держащего за руки» при убийстве, наблюдающего за обстановкой при краже, грабеже и разбое и т.д. Практика пошла по пути признания их соисполнителями для возможности вменения группового признака, при том что по сути описанные действия образуют пособничество. Но насколько верно ломать устоявшийся принцип деления соучастников на виды, в основе которого лежит функциональное предназначение? Возможно, решением проблемы как раз стало бы изменение подхода к определению группы лиц, над чем и предлагается поразмышлять.

Источники:

  1. Лопашенко Н. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ по хищениям // Законность. 2003. № 3.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Российская газета. 2003. 18 янв.
  3. См.: Определение Верховного Суда РФ от 03.03.2004 № 56-Дп04-5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 1.
  4. См.: Определение Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 3-039/03 // СПС «КонсультантПлюс».
  5. См.: Бюллетень суда Еврейской автономной области за I полугодие 2011 года // Информационный бюллетень судебной практики. 2011. № 1. В судебной практике встречается и противоположная позиция – см., например: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 10. С. 23.
  6. См.: Обзор кассационной практики по уголовным делам Пермского краевого суда за второе полугодие 2007 года // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Коряковцев В.В., Питулько К.В. Руководство адвоката по уголовным делам. Спб.: Питер Пресс, 2006. С. 462.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Российская газета. 1999. 9 фев.
  9. Иванов Н. Соучастие в правоприменительной практике и доктрине уголовного права // Уголовное право. 2006. № 6.
  10. Аналогичную ситуацию (на примере ст. 105 УК РФ) рассматривает Арутюнов А. в своей статье «Квалификация преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору» // Уголовное право. 2007. № 3.
  11. См.: Арутюнов А.А. Соучастие в преступлении. М.: Статут, 2013. с. 307–315.

 

Статья подготовлена с учётом редакции нормативных правовых актов, действующей на 31.10.2014 г.

Статьи по схожей тематике:

  1. Исполнитель преступления в институте соучастия (автореферат диссертации).
  2. Соисполнитель преступления: вопросы квалификации.
  3. Исполнитель преступления: специфика роли.
  4. Оспариваем вменение группового признака при отсутствии второго лица, подлежащего уголовной ответственности.
  5. Уголовно-правовая оценка деятельности участников террористической организации.

Поделиться в социальных сетях:

Добавить комментарий